noliquid (noliquid) wrote,
noliquid
noliquid

О добровольцах без картинок. Часть 2.

12 августа 2010 года. Четверг. Продолжение. Начало см. здесь.

Эвакуироваться можно было только пешком - Газель администрации за нами не поспевала. Ребята созвонились с одним из наших добровольцев, работавшем на другом участке, Алексеем (позднее он стал одним из основателей лагеря под Рошалем вместе с Андреем Брагиным). Алексей кое как пробрался к нам на своей Нексии. В машину загрузили инвентарь, сами пошли пешком.

Дошли до места, где предполагалось пересесть в Газель. Там заканчивали работать пожарные. Сообщили, что объявлена общая эвакуация. Там же толклись телевизионщики с канала РЕН, с которыми также произошёл небольшой инцидент. Ребята не понимали, что надо уходить, а не снимать.  Среди деревьев стоял Диско 3, на нём приехали активисты Лэнд Ровер клуба Никита и Стас, привезли нам пожарные рукава и ещё что-то. Они предложили вывезти из леса часть ребят. Я усадил в машину всех наших девушек, сел сам, ребята продолжили движение пешком. Газели всё не было.

Добравшись до безопасного места - асфальтовой дороги, мы остановились, чтобы подождать остальных и принять решение о дальнейших действиях. Пока ждали, познакомились с ребятами из Диско ближе. Оказалось, что Никита тесно взаимодействует с Синодальным отделом. Он поинтересовался что именно из продуктов и вещей нам необходимо. В продуктах никакой необходимости у нас не было, зато была потребность в хорошей противопожарной обуви, армейских или подобных штанах. Подъехала Нина Александровна (глава сельского поселения) и я поинтересовался у неё нуждами полбинских пожарных, которым мы, собственно, и помогали тушить лес. Она тут же позвонила в часть и ответила: "Надо всё, т.к. нет ничего." Лично я был готов к такому ответу, т.к. общался с пожарными и знал, что у них на самом деле ничего нет. Определились, что нужны мотопомпы, хотя бы две штуки.

Этот заказ мы с Сергеем передали Никите, который пообещал нам помочь. От него же мы узнали, что в Синодальном недоумевают зачем в Полбино столько помощи. Со слов Никиты выходило, что нам постоянно что-то отправляют, как никому другому. Мы видели это и сами, но не знали, что положение наше на столько исключительно. Эта информация заставила нас задуматься ещё больше. Естественно, мы попросили Никиту сообщить в Синодальный, что нам здесь больше ничего не надо, что всё у нас есть и хватит этого на долго. И что актуально только оборудование для пожарных, рукава и одежда с обувью (в ограниченных количествах).

Далее последовало короткое совещание с Главой, по итогам которого было решено следовать на базу, оставив на месте небольшую группу для патрулирования. Остался Сергей и ещё пятеро добровольцев. Остальные поехали в школу.

В школе нас ждал подарок от Чер-ского ( i_cherski  ), за что ему огромное спасибо. Игорь прислал нам бензопилы, без них было совсем туго. Желающие могут прочитать отчёт тут - http://users.livejournal.com/_alisa/41266.html . Признаюсь, о том что это его подарок я узнал только по возвращении в Москву. На тот момент выяснять что и от кого пришло просто не было времени и сил.

Вернувшись с патрулирования, Сергей рассказал, что обнаружил большой фронт открытого огня (более 150 метров). Попытки локализовать очаг возгорания собственными силами и силами подоспевших срочников ВДВ результатов не дали. На место были вызваны пожарные.

На этом день можно было бы считать завершённым, если бы не одно "но". Нас с Сергеем вызвал на разговор Белов. Без лишних мыслей мы согласились, т.к. поговорить действительно было о чём - в лагере накопилось некоторое количество проблем: в основном с гуманитарной помощью, поступавшей неконтроллируемо и в огромных количествах, неплохо было также прояснить ситуацию с добровольцами, количество которых явно перекрывало текущие потребности.

Но разговор пошёл несколько иначе. Вместо Белова почему-то говорила Юля Борисова, не имевшая к основанию лагеря и к ФАР никакого отношения. Сходу она обвинила меня в жёстком стиле руководства и "дедовщине". Заявила, что в лагере есть много недовольных мной и что из-за меня лагерь покинули несколько добровольцев. На конкретный вопрос о том кто именно покинул лагерь из-за меня, ответа не последовало. Вопрос о том, кто считает меня плохим руководителем также остался без ответа. Белов предложил мне переехать в другое место для организации лагеря там или вернуться в Москву.

Сергей попытался возразить и предложить сначала детально разобраться в сложившейся ситуации, поскольку находился почти всегда рядом и ничего подобного не заметил. Но он не был услышан.

Закончился день и вовсе абсурдно. Юля решила провести на крыльце "общее собрание", на котором высказывала чрезвычайно общие пожелания по организации работы лагеря. Собравшиеся недоумённо слушали и пожимали плечами - все её предложения уже были реализованы и прекрасно работали. Однако, главной целью "собрания" была её финальная речь. На которой она вновь, теперь прилюдно, обвинила меня в "дедовщине" и "попытке захватить власть". Правда, имён она не называла. Добровольцы из Спасрезерва во главе с доблестной Машей Прокофьевой дружно посмеялись над этим собранием и пошли по своим делам. Остальные просто не поняли о чём шла речь.

Машу Прокофьеву я застал в коридоре школы, по которому шёл с собранным рюкзаком. Она с Тёмой (доброволец из Спасрезерва) обсуждала случившееся. "Деда ещё какого-то приплела..." - услышал я реплику Маши. Я сообщил Маше, что намерен уехать, поскольку выслушивать подобные обвинения у меня нет никакого желания. Маша искренне удивилась, что под "дедом" Юля имела в виду меня. Посоветовала мне не забивать голову разными глупостями. Но решение было принято - я покидал лагерь.

Сергей (доброволец, сотрудник ФСБ), согласился подвезти меня до дома. И вот, около часу ночи я уже дома. Упал на диван и уснул.

13 августа 2010 года. Пятница.

Проспав до обеда, я написал краткий отчёт в ЖЖ ( http://noliquid.livejournal.com/56629.html ) и созвонился с Сергеем. Обсудив с ним ситуацию, принял решение вернуться в лагерь.

Настораживало следующее:

Нездоровый ажиотаж вокруг Полбино, где уже к нашему появлению положение дел было вполне контроллируемо. И обилие гуманитарной помощи, стягиваемой со всех сторон в нашу школу. По статистике от сюда - http://t-pal.livejournal.com/11125.html - в Полбино только от Доктора Лизы было отправлено 19 машин с гуманитарной помощью. Сколько было отправлено из Синодального, мне неизвестно.

Постоянно прибывающие добровольцы становились скорее проблемой, чем помощью. Транспорта для доставки волонтёров в лес у администрации не хватало, приходилось делать по несколько ходок. На момент моего отъезда из лагеря, там находилось более сорока добровольцев и уже возникали проблемы со спальными местами. Да и обеспечить всех желающих фронтом работ не представлялось возможным даже с учётом нового очага под Ерохино.

Особо порадовало найденное на просторах сети объявление от Юли, цитата: "если не отвечаю на звонок- значит тушу, пришлите смс - перезвоню как только..." - http://i-cherski.livejournal.com/1192393.html . Многое стало вставать на свои места. Ничего из описанного Юлей, в Полбино не требовалось. Что именно тушила Юля для большинства до сих пор остаётся загадкой.

Очевидно, что от меня тупо пытались избавиться, т.к. договориться со мной оказалось невозможным. Подозреваю, что играющую роль здесь сыграли установившиеся у меня отношения с местной администрацией в лице Главы сельского поселения - рабочие и доверительные.

Ещё одна важная деталь. Юля, зная о имеющихся разногласиях Главы поселения с небезызвестным в интернетах Михаилом Шляпниковым из Колионово, привезла этого самого Михаила в Полбино и неоднократно упоминала о нём в телефонных разговорах с Ниной Александровной. Выглядело это, как минимум, некорректно. Особенно учитывая тот факт, что Нина Александровна проявляла в деле тушения пожаров неслыханный энтузиазм. Она ежедневно объезжала окрестности в поисках новых очагов, постоянно контролировала ситуацию, организовывала транспорт, предоставила добровольцам место жительства и многое многое другое. Но Юля, видимо, имела на счёт Главы иное мнение.

Казалось бы, раз уж всё так вышло, то можно было бы просто остаться в Москве и забыть всё, как страшный сон. Однако, в дело была замешана Федерация Автовладельцев (ФАР) и нельзя было допустить, чтобы имя ФАР было втянуто в какой-то скандал. Кроме того, в лагере оставалось множество людей с которыми я успел подружиться, и оставлять их лично мне не хотелось.

В дополнение ко всему этому, мне позвонил Никита и сообщил, что Юля отменила наш с Сергеем заказ в Синодальный с просьбой о помпах, рукавах, брюках и обуви. И не просто отменила, а поменяла его на заказ женских прокладок, платков-бандан и ещё какой-то ерунды. Спасибо Никите, он отменил Юлин заказ и убедил людей в Синоде в необходимости отгрузки мотопомп. Помпы должны были прибыть в Полбино в субботу и сдать их Никита был согласен только мне или Сергею. Подробнее об этом можно прочитать в комментарии самого Никиты здесь - http://someoneblack.livejournal.com/70972.html?thread=1194556 .

Ближе к вечеру Сергей заехал за мной и мы отправились в Полбино. Дорога была долгой. Пару раз я просил его остановиться - жутко болела спина, нужно было выйти размяться. Прибыли уже заполночь. Первое, что бросилось в глаза, обилие транспорта на парковке. Нашли ребят из Спасрезерва (именно они до конца работы лагеря составляли костяк волонтёров в Полбино). Ребята рассказали о том что происходило днём, высказали свои пожелания по дальнейшим действиям. Они сообщили, что Юля отправляла людей в лес без проведения даже минимального инструктажа. Группы формировались хаотично. Народу в лагерь приехало много и происходившее никак не было упорядочено. "Что ж, косяки бывают у всех. Надо выправлять ситуацию." - резюмировали мы своё общение с МЧС-овцами.

Было решено, что Маша (командир отряда Спасрезерва) утром проведёт инструктаж новичков и определит старших в группах. Мы с Сергеем останемся в лагере и проведём инвентаризацию всех запасов, имеющихся в школе. Всё, не имеющее отношения к работе - продукты, мыло, бытовую химию и прочее, необходимо убрать из коридоров и закрыть на замок, дабы не допустить разбазаривания. Закрыть на замок это далеко не блажь. Для лагеря была нормальной ситуация, когда на столах в столовой скапливалось по нескольку открытых и киснущих пакетов молока, десятки вскрытых банок с консервами доедали мухи. Чтобы это прекратилось, необходимо было организовать выдачу. Ограничивать кого-либо в чём-либо никто не собирался, но упорядочить хозяйство было необходимо. Также нам предстояло встретить груз из Синода - мотопомпы.

14 августа 2010 года. Суббота.

Утром Юля заявила, что у неё есть тысяча евро, которые она собрала в помощь добровольцам. И что она не отдаст эти деньги, если мы с Сергеем не уедем из лагеря. (Точной формулировки ультиматума я не слышал, пишу со слов очевидцев). Деньги в лагере были не нужны, поэтому уезжать никто не собирался. Однако, это заявление шло в разрез с предыдущими обещаниями Белова и Юли, которые пообещали Нине Александровне оплатить заправку ИМР (это такой танк, прокладывающий просеки в лесу и опахивающий населённые пункты) и бульдозера, используемых на опашке населённых пунктов.

Остановлюсь на этом подробнее, чтобы было понятно что это за деньги и откуда они взялись. Нина Александровна имела неосторожность посетовать в присутствии Белова на простой техники из-за отсутствия топлива. Тот сказал, что у них с Юлей есть деньги и они оплатят заправку, лишь бы техника работала. Именно исполнением этого обещания Борисова и пыталась шантажировать лагерь. Позже Юля всё же оплатила заправку этих двух единиц техники, исполнив тем самым данное обещание. ИМР осталась на территории Юрцовского поселения, а бульдозер, израсходовав всего 100 литров соляры, уехал в другое место, где был нужнее. Платила она самостоятельно на заправке, копии документов об оплате имеются в администрации.

Как и планировали, мы с Сергеем принялись за инвентаризацию. С утра принялись за инвентаризацию. Помогала нам очаровательная и, не побоюсь этого слова, сногсшибательная девушка Наташа . У которой имелась определённая склонность к хозяйственным делам, свойственная не многим женщинам. Ближе к полудню нам удалось разобрать завалы в коридоре, структурировать их и перенести в мастерскую, находившуюся рядом со столовой. Туда же отправились и консервы с крупами-макаронами, которые беспорядочно были свалены в самой столовой.

Приехал Никита, привёз помпы и рукава. Отвезли их в полбинскую ПЧ-284. Позже оформили приёмные документы в администрации. Пожарные, когда узнали о подарке, радовались, как дети. Никак не могли поверить, что всё это правда.

Возвращаемся назад. Звонит Нина Александровна и сообщает, что недалеко от нас, в другом поселении, начался верховой пожар. Эвакуируют дачи. Около 80 человек доставлены в школу в Большом Гридино. Просит собрать что-то из продуктов. Передаю Сергею её просьбу и мы вместе мчимся на склад. Быстро соображаю что необходимо собрать в первую очередь. По информации от Главы, среди эвакуированных есть дети. За 15 минут собираем провиант на два приёма пищи. Макароны, тушёнка, греча, молоко, печенье, яблоки, что-то ещё. Ребята грузят всё это в Никитин Дискавери и он едет в Гридино. Уже на улице замечаю, что Юля тоже собирала провиант в Гридино. Коробка "Доширака", свежий перец и несколько пятилитровых бутылей воды остались стоять на крыльце.

После всего этого Юля куда-то дематериализовалась. Поступок, как минимум, странный, учитывая то, что именно она отправляла утром группы в лес. Примерно в половине восьмого выяснилось, что одна группа до сих пор не вернулась с работы. Связались с Ниной Александровной, организовали транспорт, нашли и вернули в лагерь. Так же выяснилось, что около тридцати добровольцев (всего утром в лагере находилось около 70-ти волонтёров) отправились в Рошаль, где, по-слухам, тлеющий торф подобрался к населённым пунктам.

Никита вернулся из Гридино не один, а с парой ребят, таких же добровольцев, как мы. Ребята сообщили, что организовали лагерь и попросили помочь оборудованием и людьми. Помогаем. Людей в лагере в избытке, поэтому никаких проблем не возникло. Собрали и экипировали примерно 12 человек. Инструктирую группу перед отправкой в новый лагерь. Подробно про это можно прочитать здесь - http://parlamdabooda.livejournal.com/70950.html .

Уже ночью, ближе к полуночи, к школе примчался автомобиль Андрея Брагина ( Именно он и ещё один доброволец по имени Алексей организовывали лагерь под Рошалем. Пруф.линк - http://community.livejournal.com/pozar_ru/251924.html?thread=2210836 ). Андрей вышел из машины взволнованный: "Мы ехали колонной. Там джип перевернулся." Бойцы из МЧС, сидевшие на крыльце, мгновенно срываются со своих мест. Одни выясняют где это произошло, другие быстро собирают необходимые медикаменты. Прыгают в машину и срываются с места, царапая бампером бордюр. Андрей с товарищами остаётся в школе. Он сильно устал и пускать его за руль нельзя.

Ждём информации от Спасрезерва. Располагаемся в столовой. Ребята, приехавшие из Рошаля (они уехали туда сегодня утром), отдыхают. Чай, кофе, горячая еда. Время тянется, как смола, вытекающая из обгоревшего ствола сосны - медленно и печально. Все напряжены. Звонок с места - один человек погиб... девушка. Позже сообщили имя - Ольга Самоварщикова.

Сергей смотрит журнал регистрации. Находит запись о ней, есть только адрес и время регистрации - 14 августа, 11-20. Ещё какие-то звонки, пытаюсь понять что надо делать. Что-то кому-то говорю, кто-то где-то ждёт эвакуатор, кто-то едет к нам... Поток информации прерывают вернувшиеся резервисты. Описывают ситуацию без деталей. Грустно и нелепо.

Продолжение следует...

Содержание:  Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4
Tags: Полбино, пожары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments